\

Беларусь приближается к «торнадо» как кризис ударит по людям

Беларусь приближается к «торнадо» как кризис ударит по людям

Укрепление белорусского рубля не означает улучшения в экономике, и в ближайшие месяцы белорусов ждет падение доходов, рост цен и рекордная безработица.

Почти месяц назад старший научный сотрудник BEROC Дмитрий Крук представил возможный сценарий развития экономики, при котором инфляция в 2022 году составит 40%, безработица — огромные для Беларуси 8%, а доллар будет стоить 6,3 рубля, сообщает «Еврорадио».

После того, как Россия напала на Украину, белорусский и российский рубли рухнули. В последнее время наблюдается обратная реакция. Банки продают доллар ниже 3 рублей, хотя были предложения и по 3,9 рубля. Однако нового равновесия на валютном рынке не установилось. Текущая ситуация — это всего лишь колебания курсов валют, считает Дмитрий Крук. Они возникают по нескольким причинам.

Первая — изначальный скачок белорусского рубля был полностью связан с российским рублем. А российский в период первоначальных санкций реагировал с некоторым запасом, а сейчас получился откат.

Укрепление российского рубля возможно потому, что цены на энергоносители растут. Если бы не война в Украине, российский рубль укрепился бы намного сильнее.

Еще одна причина связана не с рыночной конъюнктурой, а с действиями Центробанка России.

К рыночным инструментам Центробанка можно отнести резкое повышение ключевой ставки c 9,5% до 20%. Много свидетельств, пока на уровне слухов, что и административное сдерживание курса имеет место в России. В нынешней ситуации стоит принимать это во внимание.

Каким будет новый равновесный курс, предсказать нельзя, как и загадывать, каким будет курс даже через несколько недель, считает эксперт. Поскольку непонятно, какой будет ситуация в связи с войной в Украине, какими будут дальнейшие санкции.

Доминируют в основном суперкраткосрочные факторы. Пока ситуация не прояснится хотя бы на месяц-два, с курсом, что российского, что белорусского рубля, скорее всего, будет скачкообразная динамика. Реакция, когда включится какой-то из суперкраткосрочных факторов, может быть достаточно сильная, когда нет среднесрочного ориентира. Например, скачок после новой итерации санкций весьма вероятен. Строить сейчас какие-то проекции относительно курса — занятие достаточно бесперспективное.

Можно все-таки сказать, что белорусский рубль будет падать к российскому. Если будет происходить наоборот, то белорусские товары в России станут дороже. Значит, их будут меньше покупать.

На горизонте от нескольких недель до месяцев настанет момент, когда будет отвязка белорусского рубля от траектории российского. Когда визуализируются проблемы с экспортом, необходимо будет опережающее обесценение для того, чтобы усилить свою конкурентоспособность на российском рынке, — говорит Дмитрий Крук.

Также непонятно, как белорусский Нацбанк станет реагировать на вызовы.

Доходы будут падать: вопрос в том, как быстро

Во многом экономическая ситуация в Беларуси зависит от того, какими будут пути обхода транспортной и финансовой блокады. Похоже, сделать это через Казахстан не удастся.  Недели две назад я бы сказал, что это очень важный тренд. Но недавно Казахстан заявил, что не хочет использоваться как место и инструмент обхода российских и белорусских санкций и будет этому препятствовать.

Это важная тема из новых событий, — говорит Дмитрий Крук. — Пока властям в некоторой мере удаётся сдержать развитие кризисных тенденций. Их идеология базируется на логике ковида: авось пламя ослабится и кипение в котле будет не таким сильным. Если ситуация с санкциями и внешними обстоятельствами будет тянуться, а она, скорее всего, будет тянуться, то эта логика даст сбой. 

Другими словами, проблемы не решаются, а белорусы уже стали ощущать падение доходов. 

Уверен, эта тенденция продолжится. Здесь может быть только вопрос, насколько это будет происходить интенсивно и быстро.

Зарплата в среднесрочной перспективе составит $320–330, считает экономист. Средняя февральская зарплата по средневзвешенному курсу Нацбанка составила $592.

Ещё момент, который отразится на всех и уже чувствуется, — рост цен. Это и проблема для людей, и это механизм, который распространяет негативные реакции в экономике. Цены всячески пытаются сдерживать, но потенциал роста цен достаточно велик, и мы ещё в начале пути.

“Без работы люди могут повести себя непредсказуемо”

Сильным шоком будет безработица. Больше всего пострадают подсанкционные отрасли и предприятия. Учитывая, что в Беларуси много градообразующих предприятий, появятся целые очаги безработицы в регионах.

В 2015–2016 годах, в самые плохие периоды, безработица была чуть меньше шести процентов. С большой вероятностью на горизонте нескольких месяцев безработица имеет предпосылки быть большей.

Безработица в Беларуси в принципе не должна быть большой, учитывая демографию. Из-за старения населения ежегодно трудоспособных людей становится всё меньше. 

Сгладить безработицу может миграция. Отчасти поэтому и было принято постановление Совмина №197 от 31 марта, разрешающее выезд из Беларуси без ограничений, считает Дмитрий Крук.

 Без работы, будучи зажатыми внутри страны, люди могут повести себя непредсказуемо. Фактически им дают инструмент выхода, а с точки зрения экономики это инструмент сглаживания безработицы.

Проблемы банков замалчиваются

Также для людей будут ощутимы колебания обменного курса.

По привычке с девяностых годов у нас смотрят на курс как на индикатор здоровья экономики, что по большому счёту неправильно. Но, поскольку люди его так воспринимают, он в какой-то мере таковым индикатором становится. Перипетии, которые будут наблюдаться с динамикой курса, будут влиять и на поведение людей. Косвенно это будет влиять на состояние финансовой системы. Если будут нарастать кризисные тенденции в банковской системе и мы получим неплатёжеспособность какого-то из банков, это больно ударит по тем, у кого в этом банке депозиты.

О том, что происходит в банковской системе, судить сложно, поскольку статистика Нацбанка публикуется с опозданием. И даже она искажена.

 На начало марта можно констатировать улучшение по рублёвой ликвидности. Думаю, основные причины этого — вливания бюджетных средств в банковскую систему. Было несколько депозитных аукционов.

Из косвенных данных можно сказать, что идёт кипение, а власти пытаются сильнее прижимать крышку. Где-то его искусственно, как ситуацию с рублёвой ликвидностью, удаётся чуть-чуть остудить, но принципиально ситуация достаточно плохая. Нацбанк стал активно не признавать в отчётности ухудшившееся качество активов, признавать рейтинги по состоянию на довоенное время и тому подобное, продолжает Дмитрий Крук.

От этого проблемы с тем, что у банков много плохих должников, а валютной ликвидности не хватает, никуда не деваются.

Универсального совета, как спастись в кризис, нет, подчёркивает экономист. Облегчить положение может только индивидуальная стратегия. Для кого-то это может быть миграция. Возможно, кому-то повезёт найти место в немногочисленных бизнесах, которые будут неплохо работать в кризис. Например, научившись замещать импортные товары.

Когда происходит торнадо, как его не заметить, у меня советов нет, и, думаю, ни у кого нет, — резюмирует Дмитрий Крук.


 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *