Игорь Борисов: Цель Лукашенко — не продержаться до конца этого срока, а удерживать власть как можно дольше

Игорь Борисов: Цель Лукашенко — не продержаться до конца этого срока, а удерживать власть как можно дольше

Правящий режим хочет оградить себя на ближайшие года два от стрессов, связанных с выборами, пишет belaruspartisan.by.

Конституционный референдум может пройти в феврале 2022 года, заявила председатель ЦИК Лидия Ермошина. В бюллетене значится только один вопрос, с подвохом: вы за или против изменений? Покупаете кота в мешке или не покупаете?

По ее мнению, организовать новый референдум не сложно. Кто бы сомневался: ведь организовала президентскую кампанию 2020 года.

А вот местные выборы переносятся на 2023 год, на единый день голосования.
Какую схему выстраивают белорусские власти? Чего они хотят добиться такими новшествами?

Об этом “Белорусский партизан” поговорил с председателем Белорусской социал-демократической партии (Грамада) Игорем Борисовым.Власть хочет выбить аргумент для переговоров и ликвидировать одну из переменных под названием “выборы” на ближайшие года два. Этим и объясняется попытка переноса местной избирательной кампании.

Власть хочет оградить себя на ближайшие годы от стрессов, связанных с выборами. Ее рейтинг крайне низок, она все еще отходит от президентской кампании 2020 года, которая стала самой сложной за все время президентства Лукашенко – начиная с 1994 года.Но как власть оградит себя от стрессов, если, по заявлению Ермошиной, в феврале 2022 года может пройти конституционный референдум?

Планировать-то можно долго, и говорить об этом можно долго. Но в результате все разговоры могут так и остаться разговорами. Чем отличается референдум от местной избирательной кампании и почему их нельзя совместить?

Я считаю, что кампания по проведению референдума также потенциально опасна, потому что она мобилизирует часть политизированного общества. Поэтому проведение референдума то ли в конце этого года, то ли в начале следующего, накануне следующих выборов – парламентских и президентских сохраняет все политические риски для власти.

Сейчас власть делает вид, что проблемы не существует, и снова не учитывает мнение оппонентов, не признает их в качестве субъектов политики. Но замороженный конфликт в обществе продолжается, и любая электоральная кампания разморозит его.

Пока нет никаких сигналов обществу, что выборы будут свободными и справедливыми.

Сигналами обществу о том, что власть заинтересована в стабилизации ситуации, будут:

изменение состава Центризбиркома и его руководителя Ермошиной, которая стала символом несвободных и несправедливых выборов в Беларуси;

включение в состав Центризбиркома представителей белорусского общества с юридическим образованием, которые занимаются правозащитной и общественно-политической деятельностью;

изменение практики проведения выборов.

И самое главное:

исключение применения административного ресурса во время электоральных кампаний,

сокращение сроков и масштабов досрочного голосования,

а также введение практики открытого и гласного подсчета голосов: каждый бюллетень демонстрируется членам избирательной комиссии и наблюдателям, чтобы ни у кого не вызывало сомнений, за кого подан тот или иной бюллетень.

А дальше – включение в состав участковых избирательных комиссий представителей демократических организаций в той же пропорции, в какой до сих пор включались представители провластных организаций.

И, естественно, равные условия пользования средствами массовой информации, возможность проводить встречи в тех же самых трудовых коллективах. Напомню, представители демократических организаций лишены такой возможности.

Комплекс таких мер показал бы, что власть готова стабилизировать ситуацию не с помощью агрессии и насилия, а с помощью реального инструмента под названием “выборы”.А как же тогда удовлетворять Кремль, который якобы требует конституционной реформы и транзита власти в Беларуси?

Мне кажется, что Кремль добивается одного – чтобы все решения, которые принимаются в Беларуси, не принимались одним человеком. Я не исключаю, что в Москве не против, чтобы Лукашенко и дальше оставался руководителем страны, но чтобы была возможность принятия решений без его участия.

Лукашенко полностью монополизировал отношения с Россией: куда бы ни пытались всунуться российские власти – везде Лукашенко. В Кремле хотели бы, чтобы про экономику разговаривали министры экономики, про внешнюю политику – главы МИДов, чтобы о сотрудничестве между регионами договаривались руководители областей.

Так делается реальная политика с участием реальных игроков, а не представителей Лукашенко. Поэтому я не исключаю, что Россия просто предприняла попытку диверсификации взаимоотношений, которая потенциально могла бы привести к формированию пророссийских политических сил и российского бизнеса в Беларуси.

Естественно, Лукашенко это невыгодно, поэтому он старается предотвратить появление любых новых игроков в переговорах с Кремлем.У Лукашенко иной интерес: продержаться до конца нынешнего срока, порвав все отношения с обществом, на штыках и репрессиях?

Его цель номер один – удержать власть. Но без привязки к нынешнему сроку, а как можно дольше.

“Водит всех за нос”: политолог предрек “сделку” по судьбе Лукашенко 16 июня

Избавление от режима одичавшего мясника

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *