Карбалевич о деле Протасевича: «Игра продолжается в Твиттере. Может быть, это живая рыбалка ».

Карбалевич о деле Протасевича: «Игра продолжается в Твиттере. Может быть, это живая рыбалка ».

Политолог считает, что для политзаключенного-блогера начинается новая сложная игра. Об этом для «Свабоды» пишет Валерий Кербаллевич.

Из сообщения Романа Протасевича в Twitter видно, что в настоящее время он живет в доме под Минском со своей девушкой Софией.
Пока что действия властей под прикрытием Проташевича более-менее ясны. Так называемый «интеллект» Маркова был призван дискредитировать оппозицию и Запад. Речь Рамана на пресс-конференции 14 июня должна была повлиять на ЕС и США в плане смягчения санкций.

Не очень получилось, но это другое дело.
Перевод под домашний арест — очевидное предложение для всех политзаключенных. У тех, кто публично сожалел или фактически перешел на другую сторону баррикад, есть шанс смягчить наказание.
Но появление вашего аккаунта в Интернете — это новое движение, которое не так-то просто расшифровать.

Первая версия. Видимо, здесь реализована схема, которую классически можно определить как захват на животе. Именно тогда спецслужбы под предлогом провокации оппонентов власти на определенные действия затем арестовывают или публично разоблачают.

Власти не раз использовали эту игру. И в случае с арестованными в Москве «заговорщиками» (Фиадута, Зянкович). И про Игоря Макара. И в рассказе о «покушении» на Азаренко.
И здесь. Почему бы не следить за комментариями к аккаунту Протасевича? Возможно, будут сильные атаки на власть. Может, кого поймают.

Но существует проблема. В разведывательном сообществе завербованный агент ценен только в том случае, если его руководство об этом не знает. (Хотя есть более сложные игры, в нашем случае это не похоже). Все комментарии говорят о том, что люди хорошо понимают степень свободы Протасевича. Всем понятно, что они работают под контролем. Но комментаторы относятся к этому иначе. Некоторые сочувствуют Роману и пытаются понять, в какой ситуации он находится. Другие осуждают, говоря, что Бабарика, Статкевич и Северинец не сотрудничали с режимом.


Второй вариант. Его условно можно назвать «делом Юрия Воскресенского». Это игра «конструктивного противостояния». Протасевич, однако, говорит, что не изменил своих взглядов, одновременно пристыжая оппозицию и восхваляя Лукашенко.

Однако следует отметить, что некий условный «диалог» власти с некоторой «конструктивной оппозицией» не удался. Даже не потому, что не нашли нужных цифр. Я думаю, что при большом желании это не составит большого труда.


Проблема в другом. Сегодня власть воплощает в жизнь жесткую черно-белую политико-идеологическую конструкцию. Об этом Лукашенко повторил в своем выступлении 2 июня. По его словам, в стране есть люди, то есть люди, которые любят Лукашенко, и есть враги, которые его не любят и объявлены экстремистами. А золотой середины между ними в виде «конструктивного противостояния», какой-то «третьей силы» быть и быть не может. Власти даже не нужно имитировать диалог.

Можно утверждать, что четкого сценария игры с Протасевичем у властей пока нет. Возможно, они рассчитывают запустить его, и там это будет видно. Можно будет менять тактику в ответ на действия соперников.

Глава МОТ призвал Александра Лукашенко выпустить на свободу профсоюзных лидеров

«Москва заинтересована в дальнейшем ослаблении белорусского режима»

У белорусских властей богатая фантазия: главные «бомбы» их авторства последнего года

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *