То, что Путину якобы достаточно захотеть и он сбросит Лукашенко, — это миф, который распространяется российскими экспертами

То, что Путину якобы достаточно захотеть и он сбросит Лукашенко, — это миф, который распространяется российскими экспертами

Накануне женевского саммита в медиа было много рассуждений о том, что Байден с Путиным могут договориться, заключить историческую сделку, осуществить геополитический размен, частью которого станет Беларусь. Однако, полагаю, это оказалось невозможным. На то много причин, сообщает belaruspartisan.

У некоторых медиа были даже попытки определить основные параметры геополитического размена между Вашингтоном и Москвой. Мол, США не будут возражать контролю России над Беларусью (потому что помешать этому у Вашингтона почти нет возможностей) при условии, что Путин решит «проблему Лукашенко». Взамен Россия «позволяет» дрейф Украины в западном направлении, пишет на Радыё Свабоде политолог Валерий Карбалевич.

Гипотеза красивая, но, по моему мнению, довольно абстрактная и малореальная. И на то существует много причин.

1. Прежде всего потому, что во время относительно коротких переговоров сторонам нужно было обсудить много вопросов. Причем не только проблем двусторонних отношений, но и кризисных очагов в разных регионах мира. Белорусский вопрос — только один из ряда. Просто могло не хватить времени, чтобы детально его обсудить.

2. Хотя белорусский официоз пытается убедить, что именно Соединенные Штаты организовали здесь «цветную революцию», на самом деле Беларусь — отнюдь не приоритет во внешней политике США. Она не создает непосредственных проблем американским интересам, чтобы отдавать ей слишком много внимания.


3. Очень важный фактор российско-американских отношений — это отсутствие доверия. Любая сделка, договоренность основывается на том, что стороны будут выполнять ее. Ничего подобного сейчас нет. Степень конфронтации сегодня между ними так велика, что происходит эскалация противостояния. США вводят все новые санкции против Москвы. Единственное, о чем могли договориться президенты, — это о рамках, в границах которых должен проходить конфликт, о «красных линиях», которые нельзя переступать.


4. Позиция России основывается на том, что постсоветское пространство — это российская сфера влияния, в которую США не должны влазить, а уж Беларусь для Кремля — особая территория, поэтому Путин так решительно защищает Лукашенко. Для Путина неприемлема ситуация, когда авторитарный лидер уходит под давлением народного протеста. Ведь он примеряет подобную ситуацию на себя.

5. США в принципе не принимают концепт «сферы влияния». Путин после Крыма настойчиво предлагал Вашингтону восстановить Ялтинско-Потсдамскую систему, согласно которой великие страны после Второй мировой войны делили мир на такие сферы онтроля. Но теперь Соединенные Штаты считают, что эта концепция устарела, не соответствует новой реальности, даже небольшие страны стремятся иметь свою субъектность и имеют на это право. Поэтому Вашингтон против того, чтобы согласиться передать Беларусь в российскую сферу влияния. Неслучайно официальные американские лица настойчиво подчеркивают, что выступают за укрепление суверенитета Беларуси.

6. А способен ли был бы Путин в принципе решить «белорусский вопрос», даже если бы он об этом договорился с Байденом? Тот короткий период (август-сентябрь 2020 г.), когда российский президент действительно мог поспособствовать уходу Лукашенко, давно прошел. То, что Путину якобы достаточно захотеть, и он сбросит Лукашенко, — это миф, который распространяется российскими экспертами.

На самом деле кремлевский правитель не смог защитить газпромовский банк на территории Беларуси от рейдерского захвата, не мог добиться освобождения вагнеровцев, пока не изменилась ситуация. Теперь не может вытащить из белорусской тюрьмы российскую гражданку Софью Сапегу, задержанную вместе с Романом Протасевичем.


Единственное, что могло произойти по белорусскому кейсу во время саммита в Женеве, — это обмен мнениями, позициями, возможно, предостережениями. Поэтому, полагаю, большие надежды одних, как и большие опасения других — напрасны.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *