Лукашенко чувствует, что дал силовикам слишком много полномочий

Лукашенко чувствует, что дал силовикам слишком много полномочий

ГУБОПиК руководит страной. Именно такая формулировка уже не кажется метафорой и сильным художественным преувеличением. ГУБОПиКу, и в широком смысле силовикам, дали полную волю, и теперь они веселятся, бесятся от запаха крови и вседозволенности, пишет журналист «Радио Свобода» Виталий Цыганков.

Раньше были какие-то противовесы, по крайней мере, в виде того же МИДа, отстаивавшего некоторые относительно либеральные решения, объясняя, чем могут обернуться репрессии, по сути, даже остановить их, как это было в 2017 году. Были тормоза, аналитические заметки, взвешивание возможных негативных последствий для страны.

Были некоторые условные голуби и ястребы, которые, конечно, работали в рамках одной системы и одних и тех же авторитарных принципов, но все проповедовали разные формы достижения целей. И теперь тот же министр иностранных дел Макей, пытаясь сохранить свое место в новом номенклатурном графике, первым заявляет об исчезновении гражданского общества и гибели ненужной многовекторности.

И теперь они ведут себя и стилистически, и по сути как Хунвэйбинь, которому все позволено. Как охранники. Как люди, которым никто в данной конкретной ситуации не может сказать «стоп» или «давайте подумаем, давайте взвесим эти шаги».

Разрушение офиса «Радыё Свабода» и задержание журналистов «Свабоды» незадолго до визита Тихановской в ​​США, безусловно, является сильным аргументом в пользу усиления санкций и радикализации отношения американской политической элиты к официальному Минску.

И вот показательный момент, который «губы» просто не могут понять. Теперь им приказано все громить, и они имеют полную вседозволенность. Но это продлится недолго.

Лукашенко чувствует, что дал силовикам слишком много полномочий, и, в отличие от них, считает, что это временно и что их нужно «корректировать». Именно в правоохранительных органах в 2020-2021 годах больше всего кадровых перестановок произошло на высшем уровне. Именно в силовых структурах менялись самые активные кадры и министры — чтобы кто-то, получив карт-бланш на погром гражданского общества, не стал переоценивать свои возможности и свое влияние.

Если говорить о 1937 году, нельзя забывать одно обстоятельство. После революции большевики сначала уничтожили политических оппонентов, а затем взялись за собственных. Немногие из старых большевиков дожили до 1938 года.

Большинство исследователей, которые были искренними в 1937 году, не дожили до 1938 года. Да, те же охранники и Хунвэйбинь в основном плохо кончали. Судьба тех, кто сегодня с юношеской радостью набирает достаточно людей, кричащих «нам все позволено» — в любом развитии будет незавидно.

Режим заработал на нелегальных мигрантах два миллиона евро

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *