Лукашенко «обнулили»: последний звонок диктатора

Лукашенко «обнулили»: последний звонок диктатора

В Сочи на самом деле обсуждался один вопрос — уход узурпатора.

Если вам понадобится объяснить иностранцу значение слова «невнятный», то встреча Путина и Лукашенко в Сочи может послужить отличной его иллюстрацией. Переговоры начались в открытом формате и с тем же набором участников, что и полгода назад: Путин, Лукашенко и вырвиглазного вида икебана из искусственных цветов. Последняя в основном молчала и в целом показала себя наиболее адекватной стороной дискуссии, пишет телеграм-канал «Кукловод и овца».

Путин же начал с длительной вступительной речи, где очень подробно перечислил те вещи, которые крепко «объединяют белорусский и русский народы». Для Лукашенко места в этом списке не нашлось. Но не все так грустно было для диктатора. Путин дважды назвал его «уважаемым», а в конце и вовсе позвал кататься на лыжах. Такое щедрое предложение настолько обрадовало Лукашенко, что показалось, что он сейчас побежит к ближайшему телефону и сообщит Галочке, что та сейчас умрет, потому что он (Лукашенко) летит с Якиным в Гагры.

Если Путин говорил в общем и целом про отношения между странами не переходя при этом на личности, то его белорусский визави работал более персонально. И тут мы очень рады, что Лукашенко больше не правитель Беларуси. Иначе было бы совсем отвратительно смотреть, каким жалким ничтожеством предстает руководитель твоей страны, какую рабскую покорность и собачью преданность он изображает перед российским автократом. К счастью, к Лукашенко мы больше отношения не имеем, и публичные унижения в Сочи — это проблемы его личной репутации, а не репутации Беларуси.

В переговорах Путина и Лукашенко была одна вода и никакой сути. Те немногие конкретные вопросы, что они обсуждали, были совершенно не их калибра — максимум уровня профильных министров. Похоже, что была нужна хоть какая-то позитивная повестка, — вот и пришлось искусственно выносить на обсуждение всякую незначительную мелочь.

Позитивная повестка нужна была, скорее всего, затем, чтобы смягчить впечатление от совсем не радужной закрытой части переговоров. По целому ряду сообщений, инсайдов и прошлых заявлений можно с высокой долей вероятности говорить о том, что обсуждался уход Лукашенко. Но о том, как именно Кремль видит трансфер власти в Беларуси и как именно Лукашенко сопротивляется этому сценарию, мы можем только догадываться.

Из вчерашних переговоров можно сделать немного выводов. Путин понимает, что поддержка Лукашенко уничтожает его репутацию в белорусском обществе. Поэтому лично Лукашенко он в своей речи не упоминает и постоянно говорит о «фундаментальных связях между странами». Сам же Лукашенко пытается заменить реальные уступки своими лестью и раболепием.

Самое же интересное произошло вчера. Путин и Лукашенко провели телефонные переговоры, то есть, шести часов в Сочи им не хватило. Важно понимать, что повестка международных переговоров на высшем уровне составляется заранее и встреча идет по уже утвержденному плану. Если же по какой-то причине (что бывает довольно редко) решить все вопросы не удается, то их переносят на следующий раунд, где-то через пару месяцев. Но вот чтобы шестичасовые переговоры незапланированно возобновлялись на следующий день по телефону — такое происходит только во время серьезных международных кризисов, как это было, например, накануне истекавшего срока выхода Британии из ЕС.

Проблема, возникшая на переговорах в Сочи, похоже, действительно неотложная. По случаю 23-го февраля Путин загружен официальными мероприятиями, и звонок Лукашенко гораздо удобнее было бы сделать завтра. В чем причина спешки, мы не знаем.

Администрация правителя ОМОНа сообщает о целом списке конкретных, но не особо значимых вопросов (а главное, совершенно не срочных). Пресс-служба Путина же ограничилась сухим заявлением, что телефонный разговор — это продолжение сочинских переговоров.

источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *