Лукашенко позовет Путина в один окоп — отбиваться от Навального, Тихановской и Европы

Лукашенко позовет Путина в один окоп — отбиваться от Навального, Тихановской и Европы

Александр Лукашенко опроверг сообщения о том, что намерен входе запланированной на 20-е числа февраля на встрече с российским коллегой Владимиром Путиным будет просить новый кредит в размере $ 3 млрд, сообщает БелТА.

«Мы действительно с Путиным давно договорились, что в начале 20-х чисел февраля повстречаемся и поговорим по некоторым направлениям нашего сотрудничества. Но сразу хочу сказать: у нас, как всегда в России бывает, некоторые подхватят повестку, и, вот, «Лукашенко приедет аж $ 3 млрд. просить». Нет, я не еду туда чего-то просить», — заявил белорусский лидер.

Пишет издание Белорусский Партизан

На прошлой неделе «Коммерсант» сообщил, что Минск рассчитывает на новый крупный кредит от России. Речь идет о доступе к остатку средств, которые выделялись Россией на строительство Белорусской АЭС, а это порядка $ 5,5 млрд.

То, что в ходе переговоров может быть затронута тема взаимодействия в финансово-кредитной сфере, не исключил и глава белорусского МИД Владимир Макей. «Но это не значит, что Беларусь будет просить обязательно кредиты у России и просить какой-то помощи. Возможно, будет обсуждаться вопрос финансово-кредитного взаимодействия с точки зрения реализации различных выгодных совместных проектов», — пояснял он.

Кроме того, Макей не согласился с формулировкой, что из союзников у Минска осталась только Москва. Среди них он, в частности, назвал Китай. Не намек ли это России, что Минск может в случае чего поикать кредиторов в другом месте? О том, что в случае отказа европейского бизнеса инвестировать в инфраструктуру Белоруссии она всегда сможет получить деньги в России и Китае, говорил также премьер-министр республики Роман Головченко…

— Лукашенко нужно уметь слушать. Если он говорит, что делает что-то не ради пиара, значиn, это пиар-акция, если говорит, что ему не нужны подачки — значит будет их требовать, — считает белорусский журналист Сергей Смирнов.

— Как говорится, «чужого нам не надо, но свое мы возьмем, чье бы оно ни было»! Дело в том, что Минск хочет получить доступ к остатку средств, выделенных Москвой на строительство Белорусской АЭС. Речь идет о более чем 3 миллиардах долларов. Лукашенко априори считает их своими. Когда-то ж об их выделении он уже договорился.

— Что сейчас важнее для Лукашенко: деньги или политическая поддержка? Ранее глава МИД утверждал, что у Беларуси есть и другие союзники…

— Деньгами и добрым словом можно добиться большего, чем просто добрым словом. Белорусским правительством управляют силовики, сейчас они стегают эко ику, как загнанную лошадь. Потому и без того хроническую болезнь недофинансирования бюджета нужно срочно решать. Деньги сейчас очень нужны. В то же время для Лукашенко важна любая легитимация его власти. У Тихановской есть роскошь разъезжать по мировым столицам, встречаться с первыми лицами. После скандала с главой федерации хоккея Рене Фазелем все поняли, что белорусский президент очень токсичен. Для встреч у Александра Григорьевича остался только Владимир Владимирович и российские губернаторы. Даже в Китай уже не зовут. В Пекине также следят за динамикой развития событий в Беларуси.

— А на каких условиях Москва может дать деньги?

— Конечно, учитывая затруднительное положение Лукашенко, Москва могла бы потребовать что угодно. Но, как это ни странно, не сомневаюсь, что Москва даст деньги просто так, просто под очередные обещания: «углубить, ускорить, наладить, запустить».

— Можно ли сказать, что Лукашенко сделал выводы? Или все будет по-старому?

— С момента последней встречи Путина с Лукашенко, последний значительно укрепил свои позиции в республике, и в данный момент забыл свои обещания, сделанные тогда в панике. В данный момент Лукашенко чувствует себя хорошо: мстит бунтовщикам и проводит тотальную зачистку чиновников и силовиков. В Сочи он будет уверенно гнуть свою линию про международный заговор против него, с целью подобраться к России. Про общий окоп, про то, что Навальный и Тихановская — звенья одной цепи.

— Вы говорите, что вот в Пекин не зовут. А Макей тут заявил, что у Минска есть и другие союзники, имея в виду Китай. Может ли Минск на него рассчитывать?

— Я думаю, что глава белорусского МИД блефует. Будь мы на рынке, я бы ответил ему: «Тогда походи, поищи дешевле». Китай, в отличие от России, расчётливый. Да, Пекин может дать несколько связанных кредитов (выгодных для себя), может предложить по-быстрому выкупить «фамильное серебро» белорусской экономики: Белорусский калийный комбинат или что-то еще. Но это не союзнические, а нормальные рыночные отношения.

Политический обозреватель Кирилл Озимко считает, что главы Беларуси и России будут обсуждать новый кредит, потому что Минск испытывает большую потребность в деньгах, в частности, на реализацию крупных государственных проектов в ближайшие годы.

— Минску необходимо поддерживать экономику. Что касается заявлений Лукашенко, что он не будет ничего просить на встречу с Путиным, здесь, скорее всего, апелляция к самой формулировке «просить у Путина». Белорусская власть хочет, чтобы переговоры о кредитах воспринимались как взаимовыгодные договоренности, а не как «просьбы» — как часто преподносят журналисты. По этой причине Минск уже не первый год подчеркивает, что Россия сама очень заинтересована в инвестициях в Беларусь.

Может ли Минск ещё что просить? Сколько он уже должен Москве?

— В настоящее время, если я не ошибаюсь, задолженность Белоруссии перед Россией находится на отметке почти в 8 миллиардов долларов США. Но практика показывает, что Минск может договариваться с Москвой о кредитах, несмотря на размеры долга.

— А Китай, кстати? Даст, если что?

Лукашенко позовет Путина в один окоп — отбиваться от Навального, Тихановской и Европы
Александр Лукашенко опроверг сообщения о том, что намерен входе запланированной на 20-е числа февраля на встрече с российским коллегой Владимиром Путиным будет просить новый кредит в размере $ 3 млрд, сообщает БелТА.

«Мы действительно с Путиным давно договорились, что в начале 20-х чисел февраля повстречаемся и поговорим по некоторым направлениям нашего сотрудничества. Но сразу хочу сказать: у нас, как всегда в России бывает, некоторые подхватят повестку, и, вот, «Лукашенко приедет аж $ 3 млрд. просить». Нет, я не еду туда чего-то просить», — заявил белорусский лидер.

На прошлой неделе «Коммерсант» сообщил, что Минск рассчитывает на новый крупный кредит от России. Речь идет о доступе к остатку средств, которые выделялись Россией на строительство Белорусской АЭС, а это порядка $ 5,5 млрд.

То, что в ходе переговоров может быть затронута тема взаимодействия в финансово-кредитной сфере, не исключил и глава белорусского МИД Владимир Макей. «Но это не значит, что Беларусь будет просить обязательно кредиты у России и просить какой-то помощи. Возможно, будет обсуждаться вопрос финансово-кредитного взаимодействия с точки зрения реализации различных выгодных совместных проектов», — пояснял он.

Кроме того, Макей не согласился с формулировкой, что из союзников у Минска осталась только Москва. Среди них он, в частности, назвал Китай. Не намек ли это России, что Минск может в случае чего поикать кредиторов в другом месте? О том, что в случае отказа европейского бизнеса инвестировать в инфраструктуру Белоруссии она всегда сможет получить деньги в России и Китае, говорил также премьер-министр республики Роман Головченко…

— Лукашенко нужно уметь слушать. Если он говорит, что делает что-то не ради пиара, значиn, это пиар-акция, если говорит, что ему не нужны подачки — значит будет их требовать, — считает белорусский журналист Сергей Смирнов.

— Как говорится, «чужого нам не надо, но свое мы возьмем, чье бы оно ни было»! Дело в том, что Минск хочет получить доступ к остатку средств, выделенных Москвой на строительство Белорусской АЭС. Речь идет о более чем 3 миллиардах долларов. Лукашенко априори считает их своими. Когда-то ж об их выделении он уже договорился.

— Что сейчас важнее для Лукашенко: деньги или политическая поддержка? Ранее глава МИД утверждал, что у Беларуси есть и другие союзники…

— Деньгами и добрым словом можно добиться большего, чем просто добрым словом. Белорусским правительством управляют силовики, сейчас они стегают эко ику, как загнанную лошадь. Потому и без того хроническую болезнь недофинансирования бюджета нужно срочно решать. Деньги сейчас очень нужны. В то же время для Лукашенко важна любая легитимация его власти. У Тихановской есть роскошь разъезжать по мировым столицам, встречаться с первыми лицами. После скандала с главой федерации хоккея Рене Фазелем все поняли, что белорусский президент очень токсичен. Для встреч у Александра Григорьевича остался только Владимир Владимирович и российские губернаторы. Даже в Китай уже не зовут. В Пекине также следят за динамикой развития событий в Беларуси.

— А на каких условиях Москва может дать деньги?

— Конечно, учитывая затруднительное положение Лукашенко, Москва могла бы потребовать что угодно. Но, как это ни странно, не сомневаюсь, что Москва даст деньги просто так, просто под очередные обещания: «углубить, ускорить, наладить, запустить».

— Можно ли сказать, что Лукашенко сделал выводы? Или все будет по-старому?

— С момента последней встречи Путина с Лукашенко, последний значительно укрепил свои позиции в республике, и в данный момент забыл свои обещания, сделанные тогда в панике. В данный момент Лукашенко чувствует себя хорошо: мстит бунтовщикам и проводит тотальную зачистку чиновников и силовиков. В Сочи он будет уверенно гнуть свою линию про международный заговор против него, с целью подобраться к России. Про общий окоп, про то, что Навальный и Тихановская — звенья одной цепи.

— Вы говорите, что вот в Пекин не зовут. А Макей тут заявил, что у Минска есть и другие союзники, имея в виду Китай. Может ли Минск на него рассчитывать?

— Я думаю, что глава белорусского МИД блефует. Будь мы на рынке, я бы ответил ему: «Тогда походи, поищи дешевле». Китай, в отличие от России, расчётливый. Да, Пекин может дать несколько связанных кредитов (выгодных для себя), может предложить по-быстрому выкупить «фамильное серебро» белорусской экономики: Белорусский калийный комбинат или что-то еще. Но это не союзнические, а нормальные рыночные отношения.

Политический обозреватель Кирилл Озимко считает, что главы Беларуси и России будут обсуждать новый кредит, потому что Минск испытывает большую потребность в деньгах, в частности, на реализацию крупных государственных проектов в ближайшие годы.

— Минску необходимо поддерживать экономику. Что касается заявлений Лукашенко, что он не будет ничего просить на встречу с Путиным, здесь, скорее всего, апелляция к самой формулировке «просить у Путина». Белорусская власть хочет, чтобы переговоры о кредитах воспринимались как взаимовыгодные договоренности, а не как «просьбы» — как часто преподносят журналисты. По этой причине Минск уже не первый год подчеркивает, что Россия сама очень заинтересована в инвестициях в Беларусь.

— Может ли Минск ещё что просить? Сколько он уже должен Москве?

— В настоящее время, если я не ошибаюсь, задолженность Белоруссии перед Россией находится на отметке почти в 8 миллиардов долларов США. Но практика показывает, что Минск может договариваться с Москвой о кредитах, несмотря на размеры долга.

— А Китай, кстати? Даст, если что?

— Это возможно. Но Китай не спешит выдавать Беларуси какие-либо средства. Пекин обычно предпочитает давать связанные кредиты под залог каких-то активов. Неизвестно, есть в Беларуси какие-то активы, которые серьезно заинтересуют китайцев. Китай куда менее выгодный и «добрый» кредитор, чем Россия с её «широкой душой».

— На встрече Путина и Лукашенко, возможно, будет обсуждаться вопрос финансово-кредитного взаимодействия с точки зрения реализации различных выгодных совместных проектов. Что за проекты?

— Скорее всего, имеется в виду совместные белорусско-российские промышленные предприятия. Белорусские компании с российским участием, российские — с белорусским. Например, в недавнем интервью в качестве таковых он напомнил про совместный белорусско-российский проект по производству машин для лесного хозяйства.

— Лукашенко рассказал, что также планирует встречу с Дмитрием Медведевым. Что они собрались обсуждать?

— Лукашенко обозначил, что будет обсуждать с российской стороной вопросы обороны и безопасности. Медведев — замглавы Совета безопасности России, поэтому здесь вероятно желание белорусского лидера пообщаться с ним в контексте должности Медведева, который ответственный за данную сферу.

Во-вторых, это может быть намек для журналистов и общественности на то, что между Лукашенко и Медведевым складывается взаимопонимание и отсутствуют какие-то серьезные разногласия. Потому что в последнее время в информационном пространстве очень много писали и говорили по поводу их прохладных отношений, Медведева позиционировали как чуть ли не главного противника Лукашенко в России.

— Если Москва согласится дать денег, на каких условиях? Покупка предприятий? Углубление политической интеграции? Реформа политической системы?

— Не факт, что какие-то условия будут выставлены. В последнее время не видно, чтобы Россия ставила какие-то условия Беларуси (или как минимум требовала их выполнения, если они были). А тем временем кредиты все равно выдаются.

Пока в двусторонних отношениях всё складывается в интересах Минска, разговоров о какой-то углубленной интеграции в рамках Союзного государства, о признании Крыма частью России в Беларуси не идет. Не идет речи и о продаже предприятий — белорусская власть регулярно подчеркивает их ценность для экономики и неприятие приватизации.

Складывается ощущение, что Россия просто боится потерять союзника, поэтому помогает ему и сама идёт на его условия.

источник

«Содержание непристойного цирка Лукашенко надоело официальной Москве»

Лукашенко делает все, чтобы озлобленность в белорусском обществе росла

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *