«Лукашенко сегодня — один из инструментов внешней политики России»

«Лукашенко сегодня — один из инструментов внешней политики России»

Москва не заинтересована в транзите власти и смене режима, а все разговоры о «конституционной реформе» служили отвлечением настроений и ожиданий общества с уличной борьбы, считает доктор политологии Павел Усов, пишет belaruspartisan.

По его мнению, на данном этапе Россия заинтересована в том, чтобы власти окончательно уничтожили национальную и политическую активность, разрушили экономику, выдавили из страны активную часть социума, ядро цивилизации, после чего геополитическая деконструкция Беларуси будет завершена.


О роли и месте Кремля в «разрешении» политического кризиса в Беларуси «Белорусский партизан» побеседовал с доктором политических наук Павлом Усовым.


— 9 мая Лукашенко и Путин договорились о встрече в ближайшее время. Зачем понадобилась новая встреча, если последняя прошла толькок недавно -т 22 апреля в Москве?


 -Идеологический и политический антураж всех этих встреч совершенно ясен. Лукашенко нужны деньги и поддержка, Путину нужна Беларусь. Лукашенко чувствует себя более уверенно, считая, что ему удалось разрешить политический кризис и стабилизировать ситуацию; вероятно, что тональность его переговоров с Путиным изменилась. Он снова хочет разговора на равных, пытается встать с колен и не выглядеть как молящий о милостыне. Поэтому мы пока не видим прогресса ни в стратегической, ни в экономической интеграции. 

В свою очередь, Россия, которая помогла потушить пожар революции в Беларуси, не собирается тащить Лукашенко на себе, без конкретных геополитических приобретений. Поэтому мы являемся свидетелями бесконечных разговоров с пафосными декларациями без содержания. Тем не менее, время и процессы в Беларуси играют против Лукашенко: кризис никуда не делся, легитимность не вернулась, а репрессии стоят режиму слишком дорого. 


Соответственно, нужна поддержка и нужны уступки, вряд ли позиция Кремля изменится по вопросу Беларуси. Лукашенко сколь угодно может говорить о том, что «пули свистели у него над головой», но у Москвы одна задача — окончательно решить вопрос Беларуси.

— Неизвестно, о чем Путин и Лукашенко говорили 22 апреля. Однако после их встречи в 2,2 раза сократились поставки российской нефти на новополоцкий «Нафтан». 3 мая Министерство юстиции отказало в регистрации пророссийской партии «Союз». Хронология событий наводит на мысль, что это – последствия московской встречи…


— События в Беларуси 2020 года отодвинули на второй план нефтяной конфликт, который имел место в 2019 году, а именно: вопрос компенсации за налоговый маневр в РФ, введенный на добычу нефти, и соответственно увеличивший стоимость нефти для Беларуси.

Одним из условий компенсации было подписание дорожных карт. Вопрос компенсации до сих пор не решен, что заставило Беларусь уменьшить закупки российской нефти: сокращение составляет 44%. Возможно, о это будет одной из тем для переговоров в Москве, так как нефтяная петля может окончательно задушить Лукашенко. Тем не менее, вряд ли Москва изменит свою позицию в данном вопросе. 


Что касается нерегистрации партии, то это скорее связано с нежеланием властей усложнять политическую картину в Беларуси. В условиях потери легитимности и общего политического кризиса любой с виду «безобидный» субъект может превратится в угрозу, тем более те из них, которые напрямую ориентируются на Москву и могут получить ее поддержку.

— Почему, по вашему мнению, в Кремле перестали говорить о «конституционной реформе» и транзите власти в Беларуси?

— Считаю, что Москва не заинтересована в транзите власти и смене режима. Все эти разговоры служили отвлечением настроений и перенаправлением ожиданий общества — с уличной борьбы на перспективу «конституционной реформы». Пока различные политические игроки рассуждали и возможности, и скорые изменения в Конституции, призывали уйти с улицы и сесть за мифический «стол переговоров», режим расширял пространство террора. Соответственно, после подавления сопротивления говорить о переговорах и переменах не имеет смысла. 


Вообще нужно понимать, что, когда Москва говорит о «конституции», «реформах», «переговорах», она думает о войне и репрессиях. Россия в принципе не может рассматриваться как источник позитивных перемен для постсоветских стран, и Беларуси в частности.
— Есть устойчивое мнение, что Кремль вместе с Западом готов приложить руки к разрешению политического кризиса в Беларуси. Жизнеспособна ли эта версия?


— По-моему, нет никаких оснований считать, что Кремль каким-то образом буде способствовать разрешению кризиса в Беларуси, тем более с Западом и тем более в пользу демократических перемен в стране. Тот, кто так говорит, совершенно не понимает целей и содержания российской политики. Если спекулировать на тему разрешения кризиса, то участие России в этом процессе будет только в том случае, если Запад согласится с фактом интеграционного поглощения Беларуси в рамках интеграции. 

На мой взгляд, сегодня Лукашенко — это один из инструментов внешней политики России. Лукашенко говорит и делает то, чего не может в полный голос сделать или сказать Путин.

Диктатор Беларуси — это внешний раздражитель для Запада. Его действия внутри страны, атаки на Запад, идеологическая агрессия подчеркивает слабость и неэффективность Запада в вопросе Беларуси.

Сюда встраивается и фабрикация заговора с целью убийства Лукашенко. Я скажу так: подобные высказывания — это публичное, целенаправленное унижение Запада, ЕС в частности, который абсолютно ничего не может противопоставить таким нападкам ни в идеологическом, ни в политическом плане. Кроме того, находятся среди стран и политиков те, кто готов искать компромисс, идти на диалог с диктаторами. В нынешних условиях «диалог» — это проявление трусости. 


Конечно, «заговор» служит и внутриполитическим целям — усилению репрессий в обеих странах и, конечно же, милитаризации риторики.


— После 9 августа 2020 года белорусско-российские отношения изменились. Как вы охарактеризуете эти изменения?


— Сегодня режим Лукашенко находится в полной зависимости от России. В Москве понимают, что политический кризис и политика Лукашенко обрекает Беларусь на неминуемое разрушение независимости и основ полноценного государства.

На данном этапе Россия заинтересована в том, чтобы власти окончательно уничтожили национальную и политическую активность, разрушили экономику, выдавили из страны активную часть социума, ядро цивилизации, после чего геополитическая деконструкция Беларуси будет завершена.

Капитана Дениса Урада осудили на 18 лет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *