Вадим Можейко: Самый пессимистичный прогноз — Лукашенко будет передавать власть через два года

Вадим Можейко: Самый пессимистичный прогноз — Лукашенко будет передавать власть через два года

Об этом в интервью Радио Свобода рассуждает аналитик Белорусского института стратегических исследований Вадим Можейко.

Неужели Кремль ждет от Лукашенко поправок в конституцию? Кажется, были правы те, кто говорил о давлении Кремля на Лукашенко с целью проведения конституционной реформы? После двух поездок в Сочи в сентябре Лукашенко все еще проводил заседание Конституционной комиссии. Учитывая, что протест в Беларуси подавляется, общество скрывается, в реформе Лукашенко нет необходимости. Но он все еще говорит о ней.

То, что встреча состоялась после поездки к Путину, не означает, что она произошла благодаря Путину. Фактически, мы не знаем сути переговоров между ними, о чем они говорили раньше, были ли договоренности и, если да, то в чем заключались. Так что есть много места для разных версий и даже теорий заговора.

Но я думаю, что безотносительно к тем договоренностям Лукашенко заинтересован в том, чтобы процесс транзита был полностью управляемый самим Лукашенко и проходил в его пользу, а не в пользу Кремля, белорусского народа или кого-то еще. Так что какие бы пожелания ни имела Россия, Лукашенко однозначно будет пытаться играть в свою игру.

Процесс транзита стал фактически неизбежным в 2020 году. И это не только интерес России, которая заинтересована, чтобы не было громких потрясений в Беларуси, которые мы видели в 2020 году. Это и настроения белорусского народа, и положение Лукашенко

Ведь при всех его заявлениях, что он не отдаст власть, он много раз повторял, что да, это его последний срок, что нужно уходить, что если и оставаться, то не на посту президента. Очевидно, что он не способен выиграть никакие выборы, и поэтому, желая обернуть ситуацию в свою пользу, он пытается найти возможность уйти не уходя. 

Иными словами, хочет уйти с поста президента, но сохранить все возможности своей власти.
Если перевести ситуацию на образ отношений между поколениями, то можно сказать, что дед понимает, что главой семьи он уже быть не способен и функцию нужно передавать, но думает, что только он самый умный и только он знает и понимает жизнь, поэтому хочет всем управлять.

Но желания Лукашенко не равны возможностям. Поэтому мы видим, как трудно ищутся формы транзита. Но, похоже, что внутри себя он согласился, что транзит будет. Поэтому и финализирует сейчас — тогда, когда протесты уменьшаются, когда кажется, что ситуация под контролем. Это как раз то время, когда транзит и нужно проводить, а не во время же выхода сотен тысяч людей на улицы.-Так вы считаете, что давления России с целью транзита власти может и не быть.


-Оно может быть. Но это вещь, которая зависит от того, как мы ее воспринимаем. Путин выставляет ультиматумы и держит Лукашенко под дулом пистолета, или Путин просто заинтересован в продвижении своих интересов. 

Конечно, заинтересован. Было бы странно, чтобы России было все равно, что происходит в Беларуси. Поэтому она пытается продвигать свою позицию, и это вполне нормально, это обычная вещь в международной политике.

Но я далек от мысли, что Россия полностью контролирует Лукашенко и завтра откажется от своего суверенитета, как мы слышали отовсюду в течение 20 лет, но этого не происходит.

Чего хочет Кремль: реальных изменений или их имитации

Я часто думаю, что главная цель России — сохранение Лукашенко при власти. Можно рассуждать, нравится Кремлю вариант с приданием конституционных функций ежегодному Всебелорусскому народному собранию или нет. Но не кажется ли вам, что Кремль удовлетворится любой имитацией конституционных изменений в Беларуси, чтобы иметь аргументы для защиты Лукашенко в разговорах с международными партнерами России? Может, имитация — это и есть цель Кремля? А Лукашенко и так никуда не денется от Москвы?

Думаю, что Кремль не слишком заинтересован в поиске разумных аргументов для западных партнеров. Часто он и для более сложных тем находит свою, мягко говоря, более специфическую аргументацию. Мне кажется, что сохранять лицо перед Западом — не приоритет для Кремля.

Но да, Кремль заинтересован в начале любого варианта транзита. Поэтому здесь я согласился бы, что любой вариант транзита устроит Кремль в нынешней ситуации. Ведь любое расшатывание лукашенковской системы — это окно возможностей, причем для разных сторон — и для протестующих, и для Кремля. 

Во время любой модификации все игроки думают о том, как использовать модификации в своих интересах.
Поэтому да, Кремль понимает, что в нынешней ситуации Лукашенко остается наиболее приемлемой альтернативой не потому, что это так хорошо и удобно для Кремля, а потому, что Лукашенко на протяжении всей своей карьеры работал, чтобы быть лучшей альтернативой Кремлю в Беларуси.

Кремль сейчас не видит, на кого, кроме Лукашенко, можно делать ставки, а потому именно он заинтересован в транзите и начале поиска новой модели, при которой будет больше новых лиц.

Даже если это будет Всебелорусское народное собрание — абсолютно фиктивная площадка — но все равно в нем будет не один человек, все равно появятся какие-то новые люди с новыми возможностями. Поэтому Кремль будет искать возможность влияния на этих людей, он будет создавать группы влияния.

И здесь я далек от того, чтобы за это стыдить Кремль, потому что это нормально. И мы все также будем смотреть, как изменения и новые модели могут быть использованы для обеспечения лучшего будущего для Беларуси, независимо от того, насколько плохи эти модели. К сожалению, мы живем не в идеальном мире.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *